29 февраля, 2016

Потерянное детство. СССР в запрещенных текстах и иллюстрациях.





В 1920 году из общественных библиотек России начали изымать «идеологически вредную и устаревшую литературу».  Надежда Крупская, главный инициатор этой кампании, в 1924 году составила первые «чёрные списки», в которые вошли  такие авторы, как Николай Лесков, Иммануил Кант, Артур Шопенгауэр, и даже Платон. Сильнее всего пострадали детские библиотеки, из которых были изъяты народные сказки и книги 97 детских писателей, в том числе Чуковского и Аксакова. «Детская книга – могущественное орудие социалистического воспитания» - говорила муза вождя народов. Благодаря Надежде Константиновне, нескольким поколениям детей были неведомы поэзия Осипа Мандельштама, произведения авторов, во время Гражданской Войны сражавшихся на стороне Белой Армии, и многих других. Этот обзор я посвящаю тем, чье творчество было призвано делать детей счастливыми, но не имело шансов дойти до своего читателя. Этого обзора не могло не быть.

Осип Мандельштам. Два трамвая. М.: Самокат, 2015.




Осип Эмильевич Мандельштам в массовом сознании россиян давно стал лицом борьбы с тоталитарным режимом. Интеллектуал, один из крупнейших русских поэтов ХХ века, в 1934 году он был арестован за антисталинскую эпиграмму «Мы живем, под собою не чуя страны…», которую декламировал нескольким десяткам человек. Дважды осужденный, Мандельштам умер в пересыльном лагере на Дальнем Востоке. Стихотворение «Два трамвая» он написал задолго до начала травли – в 1925-1926 годах, однако предчувствие собственной трагической гибели, которое отмечалось многими исследователями творчества Мандельштама, даже в его детских произведениях оставляет налет грусти и фатальной предопределенности.

История двух братьев-трамваев – Клика и Трама – это история безусловной любви. Трудяга Клик, под вечер устающий от стука и звона грохочущих колес, отправляется на поиски своего двоюродного брата по темным улицам города, в котором легко можно узнать Санкт-Петербург начала ХХ века. Мандельштаму удается наделить харизмой и ярким характером груду непривлекательного металла и холодного камня, оживляя их неповторимыми метафорами: здесь и «трамваи словно гуси», и «каменный глазастый дом», и  «друзья-автомобили, очень вежливый народ». Мандельштаму удалось окутать душевной теплотой и нежностью своих неодушевленных героев, на которых в обычной жизни мало кто обращает внимание.


            Нынешнее издание «Самоката» - это не просто книга со стихами, это подлинная театральная сцена. Используя самые непривлекательные подручные материалы (проволоку, картон, клочки бумаги), иллюстратор Анна Десницкая создала настоящие живые картины, которые благодаря своей объемности создают эффект присутствия. Карта тогдашнего Ленинграда, будто выполненная в технике граттаж, выглядит паутиной жизненных линий горожан. А мягкий свет, льющийся из плафонов уличных фонарей, вызывает у читателя ассоциации с ночником в детской комнате, который дарит ребенку ощущение защищенности и уюта.

Ольга Громова. Сахарный ребенок. М.: КомпасГид, 2015.




Ольга Громова – современный писатель, но ее жизнь и творческий путь оказались тесно связанs с человеком, чьё детство стало, своего рода, зеркалом лагерной России. Случайно познакомившись с пожилой соседкой, она стала свидетелем удивительной судьбы, и сумела запечатлеть ее на бумаге. «Сахарный ребёнок» - это история маленькой девочки Стеллы Нудольской, отец которой был сослан в Магадан как враг народа, а она вместе с мамой отправилась в ссылку по Киргизской степи, с клеймом ЧСИР (члены семьи изменников Родины) в документах. 

Контраст, на котором строятся первые главы произведения, вызывает шок. Ребенок, с детства росший в относительном достатке, воспитывавшийся в любви и интересной, питательной для ума и души среде, вынужден оставить привычный комфорт и бытовые радости, чтобы отправиться узнавать мир во всей его взрослой жестокости и цинизме. Пройдя бараки, с их нечеловеческими условиями жизни, побоями, страхом и унижениями, научившись зарабатывать на жизнь в помощь маме, Стелла сумела сохранить в себе ту часть души, которая навсегда остается детской. Рассказывая свою историю много лет спустя Ольге Громовой, она не раз отмечала, что не помнила плохих людей вокруг себя. И первостепенную роль в этом играла, конечно, ее мама. Вообще родители, их отношение занимает первое место в повествовании. «Сахарный ребёнок» лучше всякой книги о воспитании и развитии детей показывает, сколь велика роль родителя, как важно относиться к собственному ребенку с любовью и уважением. 

«Сахарный ребёнок» - книга уникальная. Предназначенная для среднего и старшего школьного возраста, она захватила меня – взрослого человека, полностью. В Советское время такое произведение просто не могло дойти до читателя, меж тем ее издание (уже четвертое в «КомпасГид») выполняет важнейшую функцию мемориальной практики. Все мы в последнее время любим говорить о патриотизме и преданности России, что совершенно невозможно без знания и принятия своего прошлого. С детства, давая ребенку возможность воспринимать мир не только как витрину магазина игрушек, мы помогаем ему принимать себя и свою национальную идентичность с достоинством, но без иллюзий. «Сахарный ребёнок» - книга для всей семьи, к которой периодически стоит возвращаться, чтобы любить жизнь и относиться к ней с благодарностью.

Джон Лангстафф. Луговая считалочка. Иллюстрации Фёдора Рожанковского. М.: Карьера Пресс, 2014. Перевод Марии Галиной и Аркадия Штыпеля.




Джон Лангстафф – знаменитый американский педагог и баритон, обладатель медали Кальдекотта за свое произведение «Лягушонок женится», автор двадцати пяти книг, в том числе учебников по музыке. В этом обзоре он оказался не случайно: иллюстрации к озорной «Луговой считалочке», одной из самых известных старинных английских детских песенок в обработке Лангстаффа, создал русский художник-график и иллюстратор Фёдор Степанович Рожанковский. Сражаясь на фронтах Первой мировой Войны на стороне Белой Армии, он был вынужден покинуть Россию, а книги с его иллюстрациями невозможно было достать в СССР (в России «Карьера Пресс» начали публиковать его всего несколько лет назад). Иммигрировав сначала во Францию, а позже  - в США, Рожанковский стал единственным русскоязычным художником-лауреатом престижной американской премии за лучшую детскую книжку с иллюстрациями (уже упомянутый Кальдекотт), и в западной культуре давно является олицетворением русской народной культуры.

«Луговая считалочка» - настоящая ода природе и материнству. Черепаха-мама, командующая своему сынку копать песок, матушка-лягушка и семь её прытких лягушат, бурундучиха на платане, в окружении своих детей – всё это предстает для юного читателя удивительно живой и гармоничной картиной. Известный своей линеарностью и минимализмом, Фёдор Рожанковский сумел, будучи далеко от России, изобразить луговую природу, которую каждый из нас в детстве мог обнаружить за окном дачного дома, или за деревенским забором у бабушки. 

Как и многие книги, издаваемые «Карьерой Пресс», «Луговую считалочку» можно брать с собой на прогулку, и, следуя напутствиям Джона Лангстаффа, пробовать увидеть животных, о которых говорится в этой книге. «Смотри внимательно, постарайся не шуметь и наверняка кого-нибудь заметишь!». На последней странице приводится оригинал этой детской песенки (на английском языке) с нотами произведения, в исполнении Маршалла Вудбриджа.

Мари Колмон. Мишка. Иллюстрации Фёдора Рожанковского. М.: Карьера Пресс, 2014.




За свою  творческую карьеру Фёдор Рожанковский проиллюстрировал двадцать семь книг, восемь из которых принадлежат к малой серии «Le roman de bêtes» («История животных»).  «Мишка» - одна из книг серии, была написана французской писательницей Мари Колмон в первой половине ХХ века, и опубликована в далёком 1941 году. На сегодняшний день это произведение считается одной из самых «рождественских» историй, и по праву носит звание мировой классики детской литературы.

«Мишка» - история плюшевого медведя, которого автор называет привычным уменьшительно-ласкательным русским именем всех сказочных медведей. Сбегая от своей грубой и злой хозяйки – девочки Лизы, он отправляется на поиски настоящего друга по заснеженному лесу. Встречая по пути проказливого королька, больших и статных гусей, Мишка вдруг вспоминает, что на дворе канун Рождества, а это всегда время чудес и хороших поступков. Отправившись на поиски доброго дела, игрушечный путешественник встречает оленя с мешком подарков, и на время становится настоящим Дедом Морозом. 

Фёдору Рожанковскому непостижимым образом удалось с ювелирной точностью воссоздать атмосферу русского леса и деревни, находясь за тысячи километров от родной земли. С невероятной любовью в книге прорисованы орнаменты сбруи на плечах оленя, деревянный сруб, и покрытый снегом пушистый лапник. «Мишка» - не только красиво иллюстрированная история, но и урок самоотверженности и помощи тем, кто в ней так нуждается. 

Юлия Яковлева. Дети ворона: 1938 год. Ленинградские сказки. М.: Самокат, 2016.




Мемориальные практики – важнейшая составляющая формирования национальной идентичности человека. Человека достойного, способного не только сострадать, но и критически мыслить. Постепенно укореняясь в общественном сознании россиян, как сложившийся и неопровержимый факт, тема ГУЛАГа начинает приходить и в детскую литературу (очень медленно и осторожно).  Большинство родителей в России стремятся как можно дольше ограждать ребенка от суровой реальности жизни, и большинство книг, выпускаемых в Европе для детей восьмилетнего возраста, у нас носят маркировку «16+». Однако, вырастая, он неизбежно сталкивается с ней. Чтобы процесс взросления не был болезненным и трудным (в том числе и для родителей), на мой взгляд, необходимо давать ребенку пищу для размышления не в виде сухих справок и чисел, а в более понятной и комфортной форме. Книга – лучший тому союзник.

Юлия Яковлева – автор колонки о детской литературе на сайте Colta.ru, обозреватель ведущих российских печатных СМИ, благодаря издательству «Самокат» в 2016 выпустила первую из пяти «Ленинградских сказок» - «Дети ворона», в основу которой положена её личная семейная история. Такие, несовместимые, на первый взгляд, вещи, как детство и сталинский террор, для миллионов детей были такой же реальностью, как для нас – иллюминационные выставки в Москве и прокат велосипедов. 

Сложное, но всё равно счастливое детство Шурки и Тани (с эскимо на палочке и дверью в детскую комнату в шкафу), резко заканчивается, когда соседка по коммунальной квартире между делом роняет фразу: «Соседа (то есть отца брата и сестры) ночью чёрный ворон увез». Через несколько дней, в ночном сумраке из дома пропадают мама и трёхлетний брат Бобка. Детская наивность, с которой Таня и Шурка пытаются найти причины их исчезновения, пробирает до дрожи. Всё, что происходит дальше, современным детям может показаться совершенно невозможным. Самоотверженность маленького мальчика, который, пытаясь спасти сестру, сам кидается в чёрные крылья ворона; жестокость окружающих его взрослых, не знающая границ и сострадания; бесконечная любовь, заставляющая детей искать своих родителей, даже после того, как все вокруг зовут их шпионами и предателями.

Я глубоко убеждена, что у каждого человека в детстве (или отрочестве) должна быть книга, помогающая ему взглянуть на мир широко открытыми глазами, и увидеть всю палитру жизненных ситуаций и реакций на них. В моём детстве такой книгой стала повесть Владимира Железникова «Чучело», полностью перевернувшая представление о том, кому и как на самом деле может быть тяжело и страшно. Хочется надеется, что в этом мире жизнь детей обойдется без страшных испытаний, а воспитать характер и разобраться что к чему им поможет чтение. «Дети ворона» Юлии Яковлевой – лучшее, что можно предложить своему ребёнку в воспитательных целях.

Комментариев нет:

Отправка комментария